Мемориал в память о жертвах Холокоста

Мемориал в Карховском лесу. Фото: А.Фаранов

Они с детьми согнали матерей
И яму рыть заставили. А сами –
Они стояли, кучка дикарей,
И хриплыми смеялись голосами!..

(Муса Джалиль «Варварство»)

В осенний день, 23 сентября 2016 года, в Карховском лесу, где фашистами были убиты почти три тысячи новозыбковцев, состоялось открытие Мемориала в память о жертвах Холокоста. Несколько сотен горожан сочли своим долгом прийти на окраину города, чтобы присутствовать при этом событии.

В Карховском лесу в день открытия Мемориала. Фото: А.Дмитроченко

Мы помним, что наш город, в котором до войны жило много евреев, оказался на временно оккупированной территории. Части населения, в том числе и многим евреям, удалось эвакуироваться, а оставшимся пришлось сполна хлебнуть тягот и ужасов войны. Вначале фашисты не слишком зверствовали, но уже спустя несколько месяцев они развязали организованный террор против мирных жителей, карая их за непослушание, за сопротивление, за начавшуюся партизанскую войну, за то, что не приняли врагов как «освободителей». Карали жестоко, за годы оккупации в городе было убито 4 890 человек, среди них есть, как невинные жертвы, так и те, кто активно сопротивлялся фашистам. Особое место в этих зверствах занимали убийства евреев. Если для остальных хотя бы формально приводились доказательства «вины», то евреев убивали просто за то, что они евреи. Гитлер пообещал «окончательно решить еврейский вопрос» и его приспешники торопились выполнить это обещание.
В очерке Якова Раскина «Феникс из Карховки», написанного на документальном материале, рассказывается о том зимнем дне в январе 1942 года, когда была расстреляна первая группа евреев города Новозыбков.

«В январе, на Крещение, вышел новый приказ коменданта. На сборы дали ночь; разрешалось взять ценные вещи и что-либо из одежды. Все ходы и выходы перекрыли патрули. Мало кто ждал самого плохого, а если и так, то держали эти мысли при себе. Говорили, что их наверняка повезут в какое-нибудь другое место, а когда кончится война, они вернутся домой. Вот только одеться надо потеплее и чтоб, не дай Бог, дети не простудились. На рассвете собрались у синагоги. Когда всех построили и пересчитали, оказалось их 950 человек – мужчин и женщин, стариков и старух, девочек и мальчиков. Немцы и полицаи вели себя на удивление вежливо: никого не били не грабили и даже не ругались, просто стояли, как вкопанные, согреваясь на морозе куревом и глотком-другим шнапса.

Колонна чёрной змейкой растянулась из конца в конец улицы. Некоторых стариков, которые не могли передвигаться самостоятельно, детей и больных везли на повозках, над которыми были прикреплены плакаты с надписью «МЫ ЕВРЕИ И ДОСТОЙНЫ СМЕРТИ». По сторонам стояли люди. Стояли и молчали, провожая глазами тех, с кем испокон веков жили рядом. Здесь они родились, выросли, женились, работали, растили детей и должны были умереть в своё время и своей смертью. Одни дружили с ними или только уважали, другие их не любили или презирали, но сейчас не было злорадства … Колонну повернули по направлению к железнодорожной станции, и тогда все поверили, что их не убьют, а увезут в другой город.»

Однако, людей привели на опушку Карховского леса, где в мирные дни горожане гуляли, дыша целебным сосновым воздухом, велели снять одежду и выстроили у края ямы. И первые 950 человек оказались расстреляны. Расстреляли и матерей с детьми, и стариков со старухами, и юных девушек и юношей, ведь там были люди, обречённые на убийство лишь за то, что были евреями. Пройдут годы, и такую расправу с ними назовут Холокостом. И весь мир будет помнить об этих безвинных жертвах фашизма и скорбеть вместе с еврейским народом.

После освобождения города сразу началась работа по сбору информации о зверствах фашистов. Только в Карховском лесу было обнаружено семь братских могил с 2 860 трупами в них.

Самая большая братская могила в Карховском лесу. Фото: А.Фаранов

Самая большая братская могила в Карховском лесу. Фото: А.Фаранов

Первый памятник всем погибшим был установлен через двадцать лет после трагедии, в 1962 году. «Мать, защищающая ребенка», под этим названием он известен жителям и стоит до сих пор.

Памятник «Мать, заслоняющая ребёнка». Фото: А.Дмитроченко

Мемориальная табличка на старом памятнике. Фото: А.Дмитроченко

Несколько лет назад по инициативе учительницы истории школы №6 и ее учеников начался поиск фамилий тех евреев, что были расстреляны в Карховском лесу. Эта работа завершилась открытием Мемориала, где на мраморных досках написаны фамилии почти четырёхсот человек из почти двух тысяч. На торжественное открытие Мемориала собрались и горожане, и приехавшие из Брянска и Москвы гости: заместитель губернатора Александр Коробко, председатель РЕК Юрий Каннер, сопредседатель центра «Холокост» Илья Альтман, главный раввин Брянска и области Менахем Мендель Заклас, директор Фонда «Эвен-Эзер» в России Борис Васюков, директор Брянского областного благотворительного центра «Хэсэд Тиква» Ирина Черняк. председатель Совета Брянского общинного центра Михаил Тительман. Присутствовали также Глава Новозыбкова Александр Матвиенко, Глава Администрации города Александр Чебыкин, Благочинный Новозыбковского цековного округа Владимир Похожай, председатель городского Совета ветеранов Георгий Бейгул, члены местной еврейской общины, жители города.

Первые лица. Фото: К.Попов

В своих выступлениях они сказали о значении подобного события, о том, что нельзя забывать об ужасах войны, о народной памяти, выразили признательность тем, благодаря кому оказалось возможным открыть этот Мемориал в нашем городе.

Выступает главный раввин Брянской области Менахем Мендель Заклас. Фото: А.Дмитроченко

О значении Мемориала, о том, что имена на мраморных досках – это не история, а живая память, говорит такой пример. Узнав об этом событии, бывший житель нашего города, Влалимир Гуткин, прислал мне письмо:

«Дорогая Аня! Очень расстрогался прочитав об открытии Мемориала жертвам Холокоста в Карховке! На нем написаны имена многих погибших ,и я хотел бы знать, есть ли имена моих родных…
До войны в Новозыбкове жила наша семья (отец Гуткин Леонид Григорьевич) и семья его родного брата Гуткина Бориса: жена Лена Гуткина,сыновья Миша и Давид, а также мама Лены (ее фамилиии не знаю). Они жили в доме по-над озером, напротив здания Пединститута.

Мой отец и Борис ушли на фронт в самые первые дни войны.

В июле 41-го когда уже горел вокзал, моя мама схватила нас, 4-х детей, и получив отказ везде помочь уехать, побежала к Лене. Мы пришли к ней, но она тоже ушла искать какой-либо транспорт, т.к. ее мама идти не могла… Моя мама поняла, что ждать нельзя, рассказала детям в какую сторону мы уходим и мы ушли… Это особая история, но я не о ней… Я о семье Гуткина Бориса — моего дяди. Мы с ними НЕ встретились, а после эвакуации в 44-м мы узнали, что их всех расстреляли. Люди говорили, что во дворе Больницы на Коммунистической… Их сбросили в какие-то ямы во дворе больницы.

Вы очень общественный Человек и может быть сможете что-либо узнать о них и есть ли их имена на Мемориале?

Кстати, в 44 люди говорили, что когда немцы вошли в город, то первые два дня репрессий не было, был введен только комендантский час. Этих 2-х дней им хватило, чтобы узнать всех коммунистов , евреев и т.д…

Простите меня, что беспокою Вас. Но, думаю, а вдруг… какой-либо след.. и о МЕмориале… может есть их Память хоть там…»

Когда я разыскала для Владимира Гуткина фотографии Александра Фаранова с Мемориала, и он нашёл там имена своих близких, он ответил:

«Потрясающе, Я нашел их имена!!! Пусть благословен будет, Ваш труд, Аня, и труд Ваших друзей! Спасибо огромное!!!»

И ещё –

«Спасибо, Дорогие Друзья! Я безмерно взволнован и благодарен Вам!!! Как и в нашей послевоенной юности мы идем навстречу друг другу! Без этого жить нельзя! И в этом -Счастье! Доброта Человека всегда возвращается стОрицей!!! Ваш Владимир Л. Гуткин»

Поэтому мы публикуем в этой заметке фотографии мемориальных досок с полным списком фамилий, вдруг кому-то ещё потребуется посмотреть, нет ли там имен их близких, родных, знакомых, соседей или друзей.

Общий вид мемориального комплекса. Фото: А.Фаранов

Фото: А.Фаранов

Таблички с именами расстрелянных. Фото: А.Фаранов

Таблички с именами расстрелянных. Фото: А.Фаранов

Таблички с именами расстрелянных. Фото: А.Фаранов

Таблички с именами расстрелянных. Фото: А.Фаранов

Таблички с именами расстрелянных. Фото: А.Фаранов

Таблички с именами расстрелянных. Фото: А.Фаранов

Таблички с именами расстрелянных. Фото: А.Фаранов

Поиск имён продолжается, недаром там оставлено место для новых досок. Будем надеяться, что слова «Никто не забыт» обретут свой прямой, не переносный, смысл.

И если кто-то захочет посетить мемориал, то знайте, не только цветы кладут на могилу невинноубиенным. Евреи приносят маленькие камешки и возлагают их на надгробья.

И ещё – если вам, уважаемые читатели, захочется чем-то дополнить мой рассказ, что-то поправить, или уточнить, то вы можете оставить эту информацию в комментарии, или прислать ее редактору сайта.

Но прах, но тишь, но небосвод.
Но только боль болит.
И я. Хочу. Вернуть. Народ.
Который. Был…

(Смелянский)

Фото: А.Дмитроченко, А.Фаранов, К.Попов

См.также:

34 комментария:

  1. Лидия говорит:

    Им всем было страшно, но я представляю, какой ужас испытывали матери, понимая, что сейчас их детей будут убивать… Царство им небесное и вечная память. Всем: и евреям, и цыганам, и русским, всем невинно убиенным…

    • Анна Дмитроченко говорит:

      Мне кажется, что мы даже представить себе этот ужас не можем. Слишком страшно, воображение отказывается что — либо представлять…

  2. Константин говорит:

    Поиск имен начинал еще А.Г. Кублицкий и когда-то даже опубликовал первый список в газете. Работу по сбору данных вел также городской Совет ветеранов и лично Г. Бейгул, которого почему-то не упомянули ни на открытии, ни в публикациях. Не упомянут и Краеведческий музей. У них тоже много материалов по этому событию и остаться в стороне они объективно никак не могли.

    • Анна Дмитроченко говорит:

      Спасибо за дополнение! Но общая благодарность всем, кто участвовал, была высказана. Думаю, поскольку работа продолжается, то и новые имена появятся — и тех, кто был расстрелян, и тех, кто помог написать этот список.

  3. Раиса говорит:

    Расстреляно около трёх тысяч человек, а с трудом определено менее четырёхсот! Как такое может быть? Не все же евреи были расстреляны. Сколько себя помню, в городе было много евреев. Массово начали выезжать после Чернобыля. Неужели еврейская община не имела списков расстрелянных? Можно же было опросить жителей города ещё в сороковые годы — каждый знал судьбу своих соседей. Были уличные комитеты, пионеры, комсомольцы, пенсионеры-активисты — все они могли оказать содействие. Через газету и радио могли обратиться к гражданам. Пропали три тысячи человек — и никому нет дела, словно их никогда и не было! Моему пониманию это недоступно. Я была уверена, что все эти люди известны с 1942 года.

    • Анна Дмитроченко говорит:

      Раиса, считается, что евреев в Новозыбкове было убито около 1700 человек. Остальные жертвы это русские, цыгане, украинцы, белорусы и люди других национальностей. Почему не было полных списков, и нет до сих пор? Скажу честно, не знаю. Видимо, не доходили руки. Да и этот список не вполне точен. Например, там есть имя Миши Давидовича. Горожане знают, что этот юный герой — партизан погиб в бою с фашистами, а не был расстрелян в Карховском лесу.

      • Раиса говорит:

        Не суть важна национальность, главное — исчезли люди. В школу не пришли дети — учителя знают, кто не пришёл и по какой причине, составляют списки, отправляют в гороно. То же самое в детском саду. На производство не пришли рабочие — отдел кадров вносит изменения в личные дела /уволен, умер, убит и т.д./ Собес ведёт учёт исчезнувших пенсионеров. У всех расстрелянных были родственники, друзья, знакомые, соседи, одноклассники, коллеги. Даже если не в 1942 году, то после освобождения города в 1943 году такие списки должны были появиться. Где-то они были, а может быть, и есть в архивах. Весь город знал об этих расстрелах. И вдруг все канули в небытие — какое-то зазеркалье!

        • Лидия говорит:

          Вы говорите об исчезновении человека в мирное время (школа, собес, отдел кадров). Но, если не кипеть благородным возмущением, а по-житейски задуматься о ситуации в городе после освобождения от фашистов, то станет понятно, что в то время было не до составления списков: дома надо было восстанавливать, людей кормить и т.д. А потом время ушло. Составление таких списков — очень большая, кропотливая и трудная работа. Там ведь было расстреляно около трех тысяч человек, и все они, не только евреи, достойны того, чтобы их вспоминали поименно. Надеюсь, еще кто-то из убитых обретет имя.

          • Раиса говорит:

            Оправдание можно всегда найти любым действиям. А суть в том, что человек в нашей стране не имел ни малейшей ценности. Сталин говорил, что потеряли 6 миллионов, Хрущёв назвал 20 миллионов, Горбачёв — 27 миллионов. Когда счёт идёт на миллионы с потолка — что значат какие-то три тысячи!

            • Boris говорит:

              Очень многие просто пропали без вести в неразберихе отступления и эвакуации. Не все сумели уехать с эшелонами на восток, был приказ не поддаваться панике и гос. учреждениям работать. Уходили пешком до Курска, где формировались эшелоны. Дошли не все, естественно… Старики, немощные-сколько их осталось на той скорбной дороге… Спасибо, что сохранились имена, высеченные на плитах. Пусть мемориал этот будет памятью и тем, кто в списках не значится тоже. Моей бабушке Брайне Саккер, в том числе.

              • Анна Дмитроченко говорит:

                Борис, спасибо за новое имя! Надеюсь, что другие наши читатели оставят имена своих близких, погибших и пропавших без вести в годы войны, а мы передадим их еврейской общине города.

              • igafum говорит:

                Милейший, а где делся ваш Вадик? Стихи не пишет, прозу тоже. Заболел? Женился? Что случилось?

              • Раиса говорит:

                Не та тема, где уместно ёрничать.

  4. Константин говорит:

    Цифра 2860 тоже взята с потолка. После освобождения комиссия под руководством начальника милиции Брохмана раскопала только одну яму. Подсчитали, затем умножили на семь. Остальное не стали трогать. Вот вам и цифирь получилась. Поэтому о точном числе всех расстрелянных там можно узнать в немецких архивах. Вот там все велось досконально и точно.

    • Тарас Фролов говорит:

      Получается необходимо делать запрос в Германию?

      • Константин говорит:

        Есть международная организация с центром в Иерусалиме, занимающаяся поиском имен погибших в Холокосте. Называется на иврите «Яд Вашем», что-то вроде «проекта имен». Каждый может сделать туда запрос и получить ответ.

  5. Agranovsky Alexander говорит:

    Уважаемые земляки моих родителей, окончивших с отличием Новозыбковский учительский институт в 1940 году и уехавших по направлению а Казахстан. В черном списке погибших есть мой расстрелянный дедушка Аграновский Абрам, отказавшийся от эвакуации, и бабушка Аграновская (Резникова) Двора (Вера) , сожженная в душегубке, как мать красного командира. Я сейчас старше их по возрасту. Огромное спасибо за этот мемориал, за память! Будьте здоровы! Пусть будет мир в наших и ваших краях. Александр Аграновский, Иерусалим

  6. Константин говорит:

    Кстати, подобный мемориал уже давно был открыт на месте расстрела евреев в Святске. Там все имена были известны и выбиты на общих плитах с погибшими в войну односельчанами. Скульптура на том мемориале очень всем хорошо известна. Это «Скорбящая мать», ныне перенесенная в Новозыбков, но почему-то теперь скорбящая по жертвам Чернобыля. Святский мемориал был сооружен при поддержке Д.А. Драгунского и при его непосредственном участии. Позже, таблички с именами расстрелянных в Святске были перенесены (тоже не без содействия Драгунского) на еврейское кладбище в Новозыбкове, где возведен небольшой памятник. Конечно, могилы никто не трогал и они по-прежнему в Святске, точне на том месте, что от него осталось.

  7. Раиса говорит:

    На комментарий Бориса. Эвакуацию в Новозыбкове объявили только 14 августа, а 15 августа немцы разбомбили железнодорожную станцию. Поэтому большинство людей вынуждены были вернуться в свои дома. Расстрелы в Карховке происходили через пять месяцев. К этому времени люди всё знали о соседях — кто на фронте, кто сумел выехать, а кто остался. Тогда все жили в своих домах, встречаясь ежедневно у колодцев и обмениваясь информацией. Поэтому люди знали, кого из соседей увели на расстрел. Если бы проводились опросы граждан в 1943-1945 годах, можно было восстановить картину трагедии. Но, по-видимому, не было сверху такого указания, а инициатива снизу всегда была наказуема, вот никто и не решился действовать по своей воле.
    Более того, людей, переживших кошмар оккупации, вызывали в КГБ и стучали кулаком по столу: «Почему остались в городе, почему не эвакуировались?!» Как будто была такая возможность, как будто кто-то организованно вывозил гражданское население! И всю жизнь люди заполняли позорные анкеты с графой «Проживал ли на оккупированной территории». Такие люди были под подозрением, не завербованы ли немцами.
    Если бы в такой ситуации, да ещё и на фоне «дела врачей», кто-то стал самостоятельно делать опросы и составлять списки, его бы тут же схватили за шкирку и отправили в каталажку. Вот и молчали все, как мыши под веником. И только в годы хрущёвской «оттепели» поставили памятник, но безымянный. Время было упущено, свидетели в большинстве умерли. Вот так для себя я объясняю это странное беспамятство.

    • Boris говорит:

      Разумеется, Раиса, вы правы. Так оно всё и было. Только это же общеизвестные вещи. Объяснить «почему не…» несложно, просто тема обсуждения немного иная. Кто виноват-понятно. Что делать-не столь очевидно. А также кому делать. Мнится мне, что такими вещами занимаются общественные организации, но как с этим в Новозыбкове, я не знаю. Такие исследования денег стоят, между прочим. Еврейская община? Клуб пенсионеров, не более того. разумеется, чисто технически отследить судьбы расстрелянных можно, но это достаточно кропотливая и затратная работа. Такие пласты могут поднять настоящие энтузиасты при поддержке администрации города. Ну, сами понимаете…

  8. Константин говорит:

    Ну да, во всех СМИ Новозыбкова, растиражированных затем и в области указано, что «мемрориал возведен по инициативе учащихся 6-й школы под руководством учителя… принявших участие в…» и т. д. и т.п. Наивно и смешно, не кажется ли? Деньги на мемориал руководство города если и дало, то только на обустройство территории. Все это проект Российского еврейского конгресса (общественная организация) совместно с центром «Холокост». Да, много не нашли, собирали вскладчину, всем миром, тем более ставят сейчас не только в Новозыбкове, поэтому мемориал более чем скромный (не сравнить с киевским «Бабьим Яром»). Но почему-то кому-то выгодно представить свое непосредственное участие во всем этом. Хотя на сайте РЕК все подробно разъяснено, и никаких школьников с учителями не упомянуто. Подобный поиск, это прерогатива взрослых серьезных людей, или вы на самом деле думаете что списки, составленные детьми просто так взяли и перекочевали на мрамор? Да грош цена после этого нашим взрослым историкам и тем, под чьим руководстволм они находятся.

  9. Александр говорит:

    А не проще пригласить для участия в обсуждении Выкочко Галину Федоровну, которая и даст ответы на все Ваши вопросы?

  10. Константин говорит:

    Все это обсуждалось на заседании клуба новозыбковского «Краевед» на прошлой неделе. Мемориальных групп, действительно, было несколько, но почему-то вознесли только одну. Кроме того, не все имеют возможность, (да и желание тоже) участвовать в дискуссиях, тем более в таком «продвинутом» варианте, как интернет-сайт. Посмотрите на наших авторов — раз-два… и обчелся. Это то же самое, что и участие в выборах: все-равно проку не будет. «Народ», в смысле широкие слои, как всегда, «безмолвствует» и «голосует» пролистыванием «комментов».

  11. Елисей говорит:

    Уважаемый Константин, люди оцениваются по конкретным делам, а не по обсуждениям, рассуждениям и умозаключениям.
    Спасибо всем огромное за проделанную работу!

  12. Константин говорит:

    Спасибо, Елисей, будете третьим. Конкретные дела у нас — вбросы на выборах. А умозаключения — какая партия победила. Тоже самое и здесь. Кто финансирует — у того и дела. Кто примазывается — у того рассуждения и умозаключения.

    • Boris говорит:

      Кто девушку ужинает, тот её и танцует. Это точно, Костя. Во всех смыслах.

  13. Galina говорит:

    w spiske net familii brata moego deda Feldmana Iosifa, on i ego sena bili rasstreleni w Karhowke. Feldman Meer Mowsewiz i Feldman Sonia Abramowna.

  14. Неизвестный говорит:

    Галина, Спасибо за информацию! К сожалению, в процессе составления списков большое количество фамилий выпало по ряду причин. Все объяснять не буду, но основная это невозможность проверить полученную информацию. Мы учитывали такой вариант, что информация будет приходить и после открытия памятника и для этих целей было оставлено место на плитах. Конечно, его там мало, но по мере накопления информации и проверки ее, будем надеяться, будут появляться новые плиты с фамилиями.

  15. Аnnа Дмитроченко говорит:

    В статье «Фрида из Новозыбкова, напечатанной в израильском издании опубликованы фотографии с открытия Мемориала, там же есть и ссылка на эту заметку.
    http://www.isrageo.com/2016/10/22/frida733/

  16. Давид Могилевский говорит:

    Дорогие друзья! Большое спасибо за публикацию фотографий памятных досок с именами расстрелянных в Новозыбкове людей.Среди погибших есть Могилевская Зина-38 лет-думаю что это моя бабушка.Мой дед Могилевский Моисей и младший брат моего отца-Фауст ушли в партизаны.По рассказам деда мою бабушку и еще несколько евреев прятала семья Сафоновых(все они жили на ул. Шеломовская).Нам известно что эту семью выдал полицейский и старших Сафоновых и мою бабушку расстреляли фашисты.Место расстрела нам не было известно.Семья Сафоновых (дети и внуки погибших) стала нашей семье родной.Их подвиг увековечен в Израиле в «Яд-Вашеме»-как праведников Мира.Мой дядя Фауст погиб смертью героя прикрывая отход партизанского отряда.Знаю что в школе где он учился была мемориальная доска с его именем.Хотел бы искренне поблагодарить всех кто чтит память как Героев той войны так невинных жертв.С уважением и благодарностью.Давид Могилевский.Израиль.г.Нетания.

    • Аnnа Дмитроченко говорит:

      Давид, спасибо Вам за отклик!
      Вечная память всем жертвам войны!..

  17. Yosef говорит:

    Incredible discovery!
    I beleive my great great grandfather hirsch Liberov and family are on list!

  18. Сергей Б. говорит:

    Анна, добрый день. Как с вами связаться. У меня есть она история. Как с вами связаться. Не хотелось писать в комментарии открыто. эл. почту для связи со мной указал. Жду обратной связи.

    • Аnnа Дмитроченко говорит:

      Сергей, спасибо за отклик! На сайте указан электронный адрес для обратной связи. Напишите на него, редактор все мне передаст, не сомневайтесь!
      karpov@novozybkov.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *