Феномен Чернышевского

К 100-летию со дня рождения художника П.А.Чернышевского

Художник Петр ЧернышевскийИмя Петра Акимовича Чернышевского до сих пор вызывает чувство почтения и уважения у всех, кто соприкасается с культурой, знает и любит историю своего города. По сути весь послевоенный период становления и развития новозыбковского изобразительного искусства прошел под знаком этого художника. Невозможно представить любителя искусства в нашем городе, кто бы не был знаком с его творчеством, а тем более не слышал о нем. Авторитет его в городе был непререкаем. И это несмотря на то, что были и другие живописцы, графики, прикладники. Однако, славу Чернышевского никто из них так и не смог превзойти.

Трудно назвать кого-либо из нынешних художников, особенно родившихся в Новозыбкове, кто бы не испытал на себе влияния его творческой манеры и техники исполнения. Для многих и сейчас живопись и графика Петра Чернышевского остается высоким образцом для подражания. А его кружок рисования при Доме пионеров по сути стал предтечей нынешней городской детской художественной школы.

Что в этом было – преобладающая сила таланта, образованности, знаний и воспитанной в себе культуры, помноженные на интуицию, энергию и работоспособность его одного, позволившие столь сильно выделяться на фоне остальных – еще предстоит ответить краеведам. Во всяком случае, появление фигуры такого масштаба в провинциальном городе не могло не оставить столь запоминающегося следа. Феномен Чернышевского как раз и состоял в том, что по нему равнялись, ему подражали, его старались превзойти.

За свою жизнь он перепробовал множество занятий — учительствовал, вел студии при ДК станкозавода и Доме пионеров, был художником-декоратором в театре, работал оформителем, рисовал плакаты и лозунги, работал по договорам, не чурался никакой трудовой деятельности и, конечно, много занимался творчеством. Оставшееся после него наследие насчитывает сотни картин и графических работ, его работы находятся в общественных собраниях, до сих пор украшают дома и квартиры многих жителей города.

Частное собрание П.Чернышевского и деятельность его как коллекционера были известны далеко за пределами Новозыбкова и могли составить сюжет не одной публикации, а личная библиотека по искусству, крупнейшая в городе, которую он пополнял постоянно, была предметом особой его гордости. О нем осталось много легенд, ходячих рассказов и досужих вымыслов, хотя где-то все они только дополняли детали в его колоритную личность.

П.А.Чернышевский у своих картин

Родился Петр Чернышевский в Новозыбкове, 24 июня 1914 года, однако детство его прошло на хуторе Величка, где он воспитывался у родственников. Путь паренька к мечте стать художником, занятие весьма непохожее на те, которым предавались его близкие, впрочем, весьма редкой и в городе, – еще одна из возможностей указать на достоинства его характера.

Природная смекалка и заложенная с детства привычка к труду, несомненно, помогли ему в этом. Профессия художника в этом смысле – непростой подарок судьбы, даря много радости, она порой ставит и в трудное положение. Во всяком случае, уже тогда ему повезло как и с местом обучения, а учился он в известной «калининской» (имени М.И. Калинина) школе, еще сохранившей традиции известной на Черниговщине Долгоруковской женской гимназии с ее библиотекой, кабинетами, прекрасным рисовальным классом, так и с наставниками.

Потрет Чернышевского. 1930-е гг. Худ. И.Шведов Художники-педагоги Зиновий Ефимович Магидин и Савелий Иванович Саввичев, прошедшие основательную, еще дореволюционную школу изобразительного искусства, оставили наиболее заметный след в судьбе будущего мастера карандаша и кисти. Добрыми словами вспоминал он впоследствии и других своих учителей: Михаила Аникеенко и Павла Веньяминова. Именно с ними он начал и свою творческую карьеру. Первые этюды Чернышевского, некоторые из которых сохранились до настоящего времени, как раз и были сделаны во время совместных походов на природу еще в 1930-е годы. А картины и акварели этих художников, подаренных ему или приобретенных позже у родственников, положили начало его будущего собрания произведений искусства.

Заложенные его учителями уроки, помноженные на талант способного ученика, уже тогда стали приносить плоды. Несмотря на то, что продолжить образование ему так и не пришлось, – помешали война и другие обстоятельства, – имя художника Петра Чернышевского становится известным в Новозыбкове. а военные годы снискали ему славу не только как участника войны, награжденного многими орденами и медалями, но и как художника-фронтовика.

Сталинград. 1942. Худ. П.А.Чернышевский Берлин. Бранденбургские ворота. 1945. Худ. П.А.Чернышевский Берлин. Река Шпрее. 1945. Худ. П.А.Чернышевский

По следам врага. 1944. Худ. П.А.Чернышевский Сталинград. 1942. Худ. П.А.Чернышевский Сталинградский фронт. Перед началом наступления. 1943. Худ. П.А.Чернышевский Моя фронтовая мастерская. 1944. Худ. П.А.Чернышевский Под хутором Бабурки. 1943. Худ. П.А.Чернышевский

С июля 1941 года П.А.Чернышевский на фронте. Сначала – рядовой боец, затем сотрудник армейской газеты. Первые его военные рисунки датируются 1942 годом — обороной Сталинграда. Хронология его фронтового творчества совпадает с дальнейшим наступлением наших войск. В его альбоме зарисовки военных дорог, пейзажи разрушенных сел и городов России, Украины, Польши, побежденной Германии. Уже после войны его рисунки «боевых сороковых», написанные позже на их основе картины и выполненные графические работы неоднократно экспонировались на многочисленных выставках, были приобретены музеями.

Фронтовая дорога. 1944. Худ. П.А.Чернышевский Машины идут на запад. 1945. Худ. П.А.Чернышевский Сталинград. Район элеватора. 1942. Худ. П.А.Чернышевский

Сталинградский фронт. Немецкий аэродром. 1942. Худ. П.А.Чернышевский Берлин. 1945. Худ. П.А.Чернышевский Из фронтового альбома. Худ. П.А.Чернышевский Развалины Дрезденской галереи. 1945. Худ. П.А.Чернышевский Разрушенное немецкое укрепление. 1945. Худ. П.А.Чернышевский

После Победы художник возвращается в Новозыбков и с этого времени его жизнь и деятельность навсегда привязаны к родным местам. В 1947 году в Брянске проходит первая областная выставка изобразительного искусства. Ее участники представляли всю палитру новой области, еще не имеющей даже своего отделения Союза художников. Несмотря на это, ее состав оказался довольно представительным. Дебютировали на ней ныне хорошо известные брянские мастера Борис Фаенков, Николай Борисов, Евгений Антонов, Владимир Верташ и, в том числе, Петр Чернышевский, представивший военные рисунки и две картины.

Именно ему и была по итогам выставки присуждена вторая денежная премия, что безусловно, стало подтверждением высокого уровня мастерства нашего земляка.

В дальнейшем художник являлся непременным участником всех областных вернисажей 1950-х годов, вплоть до образования в Брянске отделения Союза художников СССР. Он неоднократно участвовал во Всесоюзных а затем и Всероссийских выставках, стал автором многих персональных выставок в своем городе, а в апреле 1996 года был принят в Союз художников России.

Памятна в городе и его педагогическая деятельность, как руководителя изостудии Дома пионеров. Через его добрые руки прошли десятки мальчишек и девчонок, многие из которых навсегда связали затем свою жизнь с искусством. С благодарностью вспоминали эти годы заслуженный художник России, брянский живописец Евгений Кожевников, иллюстратор и график Владислав Поляков, художник-дизайнер из Санкт-Петербурга Игорь Гержедович, живущий ныне в Канаде живописец и график Михаил Шапиро, оставившие письменные впечатления о годах своего ученичества у Петра Акимовича.

Закончили в дальнейшем училища, стали художниками, реставраторами, дизайнерами, преподавателями школ искусств его многочисленные ученики: А. Гридин, Н.Золотухин, В.Бекаревич, В.Мастеренко, Е.Синюк, В.Серебряный, А.Атрошенко, В.Азбукин, С.Геращенко, О.Корниенко, О.Рабинович, Л.Бондаренко, Ю.Цыркун, Н.Санникова и другие. Было много и тех, кто в дальнейшем не связал свою профессию с искусством, но не потерял связей с «добрым и вечным». Среди них известные в Новозыбкове люди: Почетный гражданин города, писатель и поэт Г. Писаревский, работник горисполкома, известный коллекционер А.Шапотько, заведующий городским отделом образования, учитель ИЗО В.Тищенко, популярный фотограф В.Мельников. И эта страница краеведения, истории культуры города сама по себе достойна отдельного повествования.

На открытии выставки

Петр Чернышевский всегда был приверженцем духа и традиций русской классической школы. Строгость и точность в рисунке и цвете, верность натуре – критерии которыми и определял он свой взгляд на искусство. Можно было упрекать его за консерватизм, неприятие новых тенденций в изобразительном искусстве, но нельзя было не уважать этого человека за последовательное отстаивание своих убеждений. Именно этим он руководствовался и при подборе работ в свою известную коллекцию картин, акварелей и рисунков русских и западных мастеров, именно эти свои взгляды он и старался привить своим ученикам и последователям.

Пожалуй, ни один местный художник не оставил нам столько запечатленных кистью и карандашом пейзажей и зарисовок города, его исторических мест, как П.А.Чернышевский. Благодаря его многочисленным картинам и рисункам, мы до сих пор имеем возможность увидеть Новозыбков из прошлого его глазами. Этот уже уходящий, и даже во многом уже исчезнувший с лица его улиц и площадей пейзаж по-прежнему волнует, вызывает множество ностальгических воспоминаний. Не зря получил он почетное неофициальное звание художника города.

Уходящий Новозыбков. Старые дома на улице Ленина. 1984. Худ. П.А.Чернышевский Новозыбков. Переулок Приозёрный. Худ. П.А.Чернышевский Новозыбков. Озеро. 1952. Худ. П.А.Чернышевский

Уходящий Новозыбков. Озеро Карна. 1979. Худ. П.А.Чернышевский Новозыбков. Озеро Карна. 1979. Худ. П.А.Чернышевский Уходящий Новозыбков. Худ. П.А.Чернышевский

Новозыбков. Озеро. Худ. П.А.Чернышевский Новозыбков. Озеро Зыбкое. Худ. П.А.Чернышевский Окраина деревни. Худ. П.А.Чернышевский Последний снег. Худ. П.А.Чернышевский Стог в поле. Этюд. Худ. П.А.Чернышевский

Петр Акимович Чернышевский прожил долгую и насыщенную впечатлениями жизнь. Будучи современником многих известных в городе людей, трагических и радостных событий, он оставил много устных и записанных с его слов воспоминаний о деятелях культуры и искусства, с которыми ему приходилось встречаться. Впрочем, П.А. Чернышевский и сам уже давно стал частью нашей истории. Множество публикаций в местной и областной печати, каталоги его выставок, несколько отдельных краеведческих изданий (автор С.А.Макаров), посвященных жизни и творчеству художника, стали данью памяти этому человеку, ушедшему из жизни в августе 1996 года.

Новозыбков. 1978. Худ. П.А.Чернышевский Новозыбков. Церковь Рождества Богородицы. Худ. П.А.Чернышевский

Дубовая роща. Худ. П.А.Чернышевский Киево-Печерская лавра. Худ. П.А.Чернышевский Ракита у озера. 1979. Худ. П.А.Чернышевский

Но лучшей памятью о нем всегда будут оставаться его картины. А еще Петр Акимович мечтал о том, чтобы в нашем городе открылась картинная галерея, чтобы могли его сограждане приобщиться к высокому искусству, которому он посвятил всю свою жизнь. Хочется надеяться, что в юбилейный год – столетие со дня его рождения, тем более в отмечаемый повсеместно год культуры, горожан порадуют новой большой памятной выставкой нашего известного художника, творившего на новозыбковской земле.

11 комментариев:

  1. Вележев говорит:

    Константин, большое спасибо за статью и иллюстрации!

  2. boris говорит:

    В тинейджерском возрасте я посещал кружок рисования в ДК станкозавода и Доме Пионеров, которые вёл Пётр Акимович. Сохранился мой карандашный рисунок чучела вороны, ученический, а на следующей странице альбома мастерский, сделаный рукой Чернышевского, как наглядный урок рисовальной техники. Берегу его уже много лет. Художник-странная профессия. Есть талант, есть мастерство, есть, что сказать людям своим творчеством, но холст один, его не растиражируешь, подобно книжке, написаной и напечатаной массово, так или иначе находящей своего читателя, а картина встречает своего зрителя только там, где скопления людей, где ежедневная зрительская масса. Картина не придёт к вам на дом, как книжка, её не скачаешь на электронный носитель, её содержание, технику письма, эмоции, которые она вызывает не расскажешь приятелю… Потому, вероятно, судьбы скромных героев провинции, живописующих, практически, «в стол» частенько бывают трагичны. Может быть, сейчас, в наше время, когда коммерция проникает в самые глухие уголки, по-другому? Не знаю… Русский художник-фигура, зачастую, трагическая.

  3. Константин говорит:

    Борис, произведение искусства несет две ценностные составляющие — материальную и духовную Рукопись Пушкина или подлинник Айвазовского — это деньги, и немалые. Прочитанное стихотворение или запомнившаяся картина — производит сдвиги на уровне духовности, этики, воспитания, образования и т.п. Самое важное (в этом суть искусства), что для этого не надо быть обладателем страницы, написанной лично Достоевским, или подержать в руках рисунок Рафаэля. Современные способы тиражирования далеко ушли вперед. Ныне репродукция по качеству смотрится даже лучше затемненного временем оригинала, не говоря уже про книгоиздательство. А с переходом на электронное воспроизведение границы вообще стираются. Посему и собиратели делятся на накопителей имеющих материальную ценность предметов и носителей духовных сокровищ (в себе). Каждому свое. Хотя иногда это объединяется и в одном лице. Пример — П. Третьяков. Сотни же других коллекционеров оказываются забытыми потомками после смерти (с собой туда ничего не возьмешь), а их наследство расходится с молотка.

    • boris говорит:

      Суть искусства пытались сформулировать тысячи людей, без особого, впрочем, успеха. Не думаю, что и ты удачно сформулировал эту самую суть. Дело вовсе не в тиражировании, а следовательно, доступности, ведь 80% тиражируемого, и широко, искусством вовсе не является (цифра эмпирическая, разумеется). Канонический пример-Библия. Рукописная книга, на мёртвом языке сформулированая, недоступная подавляющему большинству из-за материальных и языковых барьеров, повлияла на сознание, мораль, философию, внутренние отношения и даже политику миллионов задолго до изобретения Гутенберга.
      Широко тиражируются репродукциями тонкий слой живописного искусства: классика жанра, импрессионисты да попса. Работы провинциальных художников остаются в единственном экземпляре, и хорошо ещё, если в тиши небольших галерей или музеев… В Третьяковке таких полотен действительно очень много, даже и неизвестных авторов.
      Я не могу причислить себя к знатокам живописи. Дилетант, в каждом новом городе, где довелось побывать, не бегу, сломя голову, в местные вернисажи, но в Третьяковке я бывал, в музее им. Пушкина, в Эрмитаже, в Венской Художественной галерее, в Дрезденской, с полотнами старых итальянцев, и имею наглость заявить: несмотря на наличие роскошных репродукций, на которых выполнен даже рельеф, даже следы от пахтания кистью, оставшись наедине с подлинником от какого-нибудь Тинторетто, Ботичелли, Веласкеса, просто явственно ощущаешь связь, не хочу писать «духовную», опошлили это слово до ветошного состояния, временнУю, живую, волнительную.
      Снизим пафос: у Петра Акимовича Чернышевского есть работы, смотреть на которые не устанешь никогда. Это, по-моему, и есть определение искусства, определение мастерства, определение эталона. Жаль, что на родине он не оценен по достоинству.
      …В наши дни появились люди, можно назвать их средним классом, условно, готовых приобретать произведения живописцев, и очень возможно, что судьба многих провинциальных мастеров кисти сложилась бы по-другому. Не секрет, ведь, что масса шедевров живописи, скульптуры, музыки сработано просто на заказ. Так что, материальное, экономическое всегда стоит за любым родом человеческой деятельности за самыми высокими эмпиреями. Щукин обожал живопись, и нещадно торговался в Париже с мододыми Пикассо, Модильяни, Сутиным… Покупая их работы, он сподвигал их, стимулировал… Хорошо продав несколько картин, Пикассо накупил красок «на всю жизнь». Вот она, связь материального и духовного, если хочешь.

      • Константин говорит:

        Борис, ты совершенно прав, что до сих пор точного определения искусства не существует. Впрочем, я не пытался этого сделать. просто выссказал свой взгляд на некоторые стороны. А то, что подлинный художник (пера, слова, кисти, карандаша и т.д.) никогда не будет творить ради собственной выгоды — это истина не требующая доказательств. Все, что делается за деньги — это уже ремесло. Поэтому слова «мастер» и «художник» могут в идеале объединяться в одном лице, но второе всегда будет имет большую значимость. чем первое. Примеры — тот же Ван Гог, Анатолий Зверев или наш Володя Иващенко. не буду приводить дальше, сам можешь продолжить. А то,что Сальватор Дали брал плату согласно временному прейскуранту (пять минут писал — одна цена, полчаса — в 10 раз выше) — давно известный факт. Дело еще и в человеческом тщеславии. Примазаться к славе (по-сербски это «понос»), заиметь картину, автограф художника или поэта. о котором говорят, успешен и мельтешит на великосветских тусовках — все это все тривиально и не по-божески. Читайте Библию, Пушкина и Тютчева — «Нам не дано предугадать…» Акимыч, конечно же, тоже был не святой. Всякое было, но в нем горела искра Божья. Помнится, любимое его выражение скептицизма по поводу уровня некоторых творений было: «Хреновато что-то»

  4. Антонина говорит:

    Спасибо, Константин Федорович. Как всегда, очень интересно.

  5. Яков Раскин говорит:

    Спасибо, Константин, за память о Чернышевском. Я в детстве ходил в кружок рисования при Доме пионеров, который вёл Пётр Акимович. Благодаря его вниманию к ученикам, я на всю жизнь сохранил любовь к искуссту. И хотя жизнь сложилась так, что художником я не стал, зато стал, благодаря ему, коллекционером. Думаю, что администрация города найдёт средства и помещение для открытия постояннорй картинной галереи новозыбковских худождников, иначе всё это канет в Лету, что очень и очень жаль.

  6. Константин говорит:

    Спасибо Николай, спасибо Яков. Завязываю узелок на Раскина. Сейчас очень мало осталось тех, кто был связан с кружком при Доме пионеров. Тем более в дальнейшем не порвавших с искусством. Может быть остались какие-нибудь документы? Эта «академия» еще та была, вы правы.

  7. Елена говорит:

    Замечательная статья! Большое спасибо!

  8. Раиса говорит:

    Константин, спасибо за статью о замечательном художнике. Наверное, нет в городе человека, не знакомого с творчеством Петра Акимовича Чернышевского. Его пейзажи, написанные с любовью к отчему краю, такие лирические, тёплые, светлые, проникновенные — не могут не волновать и радовать. Его ученик, Николай Степанович Золотухин, преподавал у нас в школе рисование. Они и жили по соседству в одном дворе. Чудесные пейзажи Золотухина узнаваемы, как и работы его Учителя, на них приятно смотреть вновь и вновь, что я и делаю всякий раз, когда бываю у его родственников. Не понимаю, почему в Новозыбкове до сих пор нет картинной галереи?

    • Михаил Шапиро говорит:

      …Сейчас мне 77 лет. Кружок Петра Акимовича при Доме пионеров начал посещать в 3 или 4 классе ( 1949-50 годы )
      зимой. И я хорошо помню первую постановку — какой-то черный бочонок на ножках. И еще помню, что было так
      холодно в комнате, что пар шел изо рта. Но мы увлеченно работали. Летом, весной и осенью выезжали на
      природу учиться писать с натуры. Занимался я с Петром Акимовичем вплоть до моего отъезда в Гомель в 1953 г.
      Конечно, часто бывал у него дома и всегда был потрясен его графикой, живописью, его уникальной коллекцией.
      В моей автобиографии я пишу имя П.А.Чернышевского — моего первого Учителя,привившего мне любовь к
      живописи, к прекрасному. Вечная память Мастеру, Человеку, Художнику! М.Шапиро.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>