Период полураспада

Когда я возвращаюсь в памяти к годам четвертьвековой давности, ничто так не будоражит чувств, как события, последовавшие через несколько лет после самой чернобыльской аварии (это было начало 90-х), а именно, череда скоропалительных отселений населенных пунктов района, попавших в зону радиоактивного загрязнения. Святск, Макусы, Глубочка, Борок, Мошок, Грива, Бабаки — всего же более десятка бывших сел, деревень и поселков прекратили свое существование после Чернобыля.

К.Попов. Остатки двора. Оттепель

Так уж случилось, что побывать в самом большом из них, Святске, бывшем посаде, мне впервые удалось только тогда, когда из него уже почти ушли люди. Еще стояли дома, над селом возвышалась единственная действовавшая в районе и не разрушенная в годы богоборчества церковь. На центральной Красной площади стоял памятник землякам, погибшим в годы войны. Этот лик скорбящей матери теперь можно увидеть в Новозыбкове, куда его перенесли сравнительно недавно. Здесь же, в Новозыбкове, в городском сквере установили и бронзовый бюст Давиду Драгунскому, уроженцу Святска, который как и каждому Дважды Герою Союза, по закону водружали на малой родине. Тогда он тоже стоял на Красной площади, как и сейчас непритязательно и безвкусно закрашенный черной краской. Может быть это и спасло монумент от любителей цветного лома.

К.Попов. Святск уходящий

По улицам еще ходили редкие жители, а маршрутный автобус совершал регулярные рейсы до села и обратно. Взвалив на плечи этюдник я шел выбирать очередную, в буквальном и переносном смысле уходящую натуру. Запах «тления» и признаки мародерства уже коснулись этого старинного села, как живого погибающего существа, беззащитного перед лицом надвигающегося конца. Окна стояли с выбитыми стеклами и зачастую вырванными рамами, поразительным контрастом к которому были еще висевшие на окнах занавески. Сквозь сорванные с петель ворота и поваленные и растащенные на доски заборы чернели проемы распахнутых настежь дверей. Заходить во внутрь я не решался, что-то сдерживало, — это ведь как приход чужака или незваного гостя к умирающему. Лишь однажды, спасаясь от дождя и переборов себя, шагнул через порог. В глаза бросилась полуразвалившаяся русская печь посреди комнаты, уже кем-то начатая разбираться на кирпичи, разбросанные вокруг вещи, раскрытые сундуки, старая одежда, обувь. У окна стоял простой дощатый стол, валялись вокруг разбросанные стулья. На стенах еще висели бумажные репродукции картин в самодельных рамках, в углу стояли пустые киоты от икон. Ощущением полной безысходности и покинутости был проникнут весь этом беспорядок. Казалось, отсюда бежали как застигнутые врасплох неприятелем. Из всего виденного мной в те годы в Святске, это зрелище брошенного жилья, наверно, сильнее всего врезалось в память.

К.Попов. Церковь Успения

Известная на всю округу старообрядческая Церковь Успения Пресвятой Богородицы к тому времени уже была разграблена. Пустой иконостас зиял провалами вынутых и унесенных в неизвестном направлении образов. Но еще стоял в храме дух единения с Богом и запах ладана не выветрился из ее покрытых сосновым брусом стен. Сюда еще заходили безмолвные, печальные старушки и подолгу тихо стояли перед брошенным алтарем, возможно, перебирая в уме прожитые годы и мысленно расставаясь со всем тем, что им было дорого и мило.

Высилось еще в селе и новое кирпичное двухэтажное знание сельского Дома культуры, построенного как раз через год после чернобыльской катастрофы, в 1987 году, на открытие которого приезжал сам Драгунский. Его дорогостоящая мебель, оббитые красивой материей стулья зрительного зала валялась вокруг, никому ныне не нужные.

К.Попов
Пустой иконостас
К.Попов
Спаленный двор
К.Попов
На улице Святска

Здесь я встретился с уже знакомым мне ранее Анатолием Павловичем Воробьевым, известным журналистом из Москвы, редактором газеты «Гудок», приезжавшим на лето провести отпуск на родине. Останавливался он в уже брошенном родительском доме, стоявшим, кстати, рядом с «домом Драгунского». Здесь ему хорошо писалось, его статьи и литературно-краеведческие очерки в то время часто публиковались в местной газете «Маяк», где он когда-то и начинал свою творческую деятельность. Именно после прочтения его воспоминаний о прошлом и проникнутых болью репортажей о настоящем Святска, мне и захотелось побывать там.

А.П.Воробьев

Долгие беседы с ним трогали умением проникнуть в суть проблемы. Помню, как горячо доказывал он, что стоило только сменить кровлю на крышах домов, впитавшую в себя радиоактивный цезий, что гораздо дешевле переезда всех и вся, и село сможет жить. Он казался мне современным Дон-Кихотом, бросившемся в одиночку сражаться за судьбу безымянной высоты на карте боевых действий, имя которым, не побоимся этого слова, — война со своим народом. Сейчас, когда защитников и провидцев у нас развелось уйма (достаточно вспомнить, для примера, книгу запоздалых воспоминаний о том времени бывшего первого секретаря обкома А. Войстраченко), хочу привести знаковую цитату из небольшой статьи Анатолия Павловича, написанной, к слову, для моего каталога к первой «чернобыльской» выставке работ:

«Корень сегодняшних бед мы привычно ищем в самой чернобыльской катастрофе, в то время как должны его искать в катастрофе совсем иного рода — крушении нашей общественной морали. Политика государства на протяжении десятилетий, как это ни горько сейчас сознавать, строилась не с учетом исторического опыта и жизненных чаяний крестьянства, а вопреки им. Под видом социалистических преобразований села шло тотальное разрушение уклада жизни, что привело к эррозии самой культурной основы, на которой стояла испокон веков русская деревня. Обезлюдевшие селения, одичавшая земля — такова расплата за насилие, волюнтаризм, безграмотность и бездушие по отношению к крестьянству, начиная с коллективизации, затем ликвидации «неперспективных» деревень и, наконец, — чернобыльское переселение…, главным принципом которого стало: куда и как попало, или спасайся как можешь».

К.Попов. На окраине села

Действительно, точнее не скажешь. И даже сейчас, спустя много лет это звучит не менее актуально. Да и вся история чернобыльских событий — это череда противоречивых решений и шараханий из одной крайности в другую, сокрытие всем известных к тому времени секретов и назойливое цитирование таких же «нетленных» и набивших оскомину истин. С уверенностью сейчас можно сказать, что Святск пал очередной жертвой, положенной на заклание нашей государственой (точнее антигосударственной) политикой, в просторечии называемой вредительством. За спасением собственных должностей и персональных льгот никто не видел живых людей, через которых попросту переступили. Точно также, как и в мае 1986 года, когда зная о радиационном заражении и зашкаливаниии всех дозиметров, все-таки вывели на первомайскую демонстрацию жителей города, не предупредив их об опасности. Разве не о себе и своем благополучии пеклись? Имена же бывших первого секретаря горкома и председателя исполкома, отвечавших лично за выполнение директивы «не создавать паники и соблюдать спокойствие», ничего не сделавших, чтобы обезопасить горожан и вскоре спешно перебравшихся (если не сказать бежавших), в областной центр, хорошо известны. И вот хоть и начальство в 90-х сменилось, а принципы руководства остались прежними, ибо состав власть придержащих, выражаясь портняжным термином, всего лишь «перелицевался».

К.Попов. Дом под тополями

Все оставшиеся в Святске жили в тревоге и непредсказуемости. Кто-то ждал приезда или сообщений родственников с новых мест проживания, кто-то решил еще остаться здесь, но уже все чаще стали наведываться сюда совсем иные лица. Поживиться брошенным добром, в просторечии помародерничать, у нас почему-то всегда находятся желающие. Грузовые и легковые машины, мотоциклы с колясками — все уезжали отсюда с нагруженными кузовами и багажниками — кто строительным материалом, кто дровами, кто с яблоками и грушами. Стучали топоры, пели пилы, ухали кирки и ломы. Не особо утруждая себя ломали печи и кирпичные стены, сдирали шифер с крыш, валили березы на улицах и яблони в садах (с лежащего дерева плоды собирать сподручней). Зачастую, приехав в другой раз, я не заставал многих строений, которые еще неделю назад существовали воочию. Буквально на глазах уходило село в небытие.

К.Попов. Снятые ворота

Мало того, Святск потихоньку стали заселять люди без определенного места жительства. Ходили они по селу в основном в сумерках, неизвестно где ночевали, чем питались. В день приезда сотрудников социальных служб с пенсией немногим еще оставшимся здесь, они заметно активизировывались, рвались ночью в закрытые двери, днем, в отсутствие хозяев, шарили по углам. Об этом мне как-то с нескрываемым страхом поведала одна из жительниц, стоя возле меня, работавшего на улице над очередным этюдом. Невероятно, но подходя ко мне, она спросила: «Что вы пишете?». То, что художник кистью пишет, а не рисует, знают только очень хорошо знакомые с искусством люди. А произнесенное простой сельчанкой, вкупе с ее рассказом, просто потрясло меня. Через некоторое время Анатолий Воробьев поведал мне ее страшную судьбу. Она была убита неизвестными прямо у себя дома.

К.Попов. Тающий снег

Созерцать больше эту агонию продолжающегося распада у меня не хватило ни сил, ни мужества. В Святск я больше не ездил. За это время ушли из него последние жители, была сожжена в самом конце 20-го века Успенская церковь, памятник деревянной архитектуры, брошенный на произвол судьбы всеми, как Русской старообрядческой церковью, так и районным отделом ООПК, перевезены в райцентр наиболее значимые из оставшихся реликвии, полностью растащены или развалены дома и здания, отрезаны линии электропередач и связи. Святска, как населенного пункта, ныне больше не существует ни на карте, ни в действительности.

Какое провидение вмешалось в судьбу, чтобы оставить одних и стереть с лица земли других? Вместе со Святском должен был быть пасть и соседний Старый Вышков, уровень загрязнения которого был точно таким же, как и в Святске. На краю неизвестности стоял и Новозыбков, внесенный в список обязательного отселения. Святск же стал тем «штрафником», которого и бросили на амбразуру, чтобы закрыть дыру выплеснувшегося наружу общественного недовольства всей предыдущей невнятной и инфантильной «губернской» чернобыльской эпопеи. Выход, наверно, все же был, только никто из местного и областного руководства не захотел утруждать себя лишними хлопотами, тем более с риском потери теплых и уже пригретых мест. К слову, ни один населенный пункт в соседней, находящейся всего в двух километрах от Святска Гомельской области Белоруссии, не был отселен, хотя и там условия не отличались в лучшую сторону.

Но осталась еще и людская память. И ее никак не истребить в сознании. Остались места духовного единения всех тех, кто так или иначе был связан с этим поселением. Как прежде, бьет из земли на том месте Святой источник, по имени которого и было когда-то названо село; как прежде, хоронят здесь, на его кладбищах бывших жителей и ежегодно поминают усопших; как прежде, собираются на Успение Пресвятой Богородицы, — престольный праздник сожженного храма, все те, кому дорога память о Святске.

У дороги

Вернулся однажды туда и я, спустя почти двадцать лет. Трудно передать все ощущения, что нахлынули после столь долгого отсутствия. Удивил памятный знак, установленный на месте бывшего храма, порадоволо высокое духовное единение людей собравшихся здесь, обнадежил выход книги по истории посада. И даже самодельный дорожный знак с именем села, установленный взамен настоящего, внушает хоть какой-то оптимизм. Сдается, что послано это испытание бывшему и ничем не прогрешившему перед людьми и Богом Святску свыше, будто говоря: «Ну, потерпите еще чуток…, придет время, все образуется». Поделилась со мной одна бывшая святчанка сокровенным: «Да объявят сейчас, что в село можно возвращаться, я пешком туда пойду сразу!». Может быть, действительно, ставить окончательный крест на Святске еще преждевременно? Собирать то камни все равно придется.

Четверть века — период полураспада самого активного и главного изотопа среди выброшенных из реактора четвертого блока, — радиоактивного цезия. За это время наполовину распался не только цезий, но и была «забыта» половина правды о тех годах. Столько же времени длится распад совести, нравственности и морали, как собственно наших местных, областных, так и высоких официальных лиц, поставленных над нами и призванных блюсти эту самую память и те самые нормы по возвращении всего на круги своя. Только ничего толком и по уму придумать так и не смогли.

Ежегодно устраиваемые в годовщину аварии на нашей центральной площади представления, призванные выразить уличным лицедейством трагизм случившегося много лет назад, остается всего лишь театральным шоу. Попросту говоря, элементарной показухой, пустышкой для временного удовлетворения сосательного инстинкта, с толпами зевак и просто снятых с работы и занятий служащих, студентов и школьников с флагами и транспарантами, напоминающими наши старые праздничные демонстрации, такие же пустые и бестолковые политико-идеологические смотры «достижений». Только вот каких достижений?

Приезжающие сюда высокие гости дальше «Скорбящей матери» и носа не кажут, обещаний тоже пруд пруди, а вот организовать что нибудь действенное, например, посмотреть на брошенные и пустующие, когда-то плодородные и ухоженные земли, или посетить спаленные радиоактивным пожаром села и поселки с целью вернуть это все людям, — извините… До каких же пор этот маленький по сути кусочек земли на самом краю России останется камнем преткновения для всей громаднейшей страны с ее немеряными ресурсами и возможностями? И глядя со стороны на этот натужный пафос, как ни горько сознавать, приходится констатировать, что все это голословие одних и мычание других продлится и дальше, и будет продолжаться, пока эту «чернобыльскую корову» еще можно доить и на этом наживать финансовый и политический капитал. Возможно, до полного распада.

27 комментариев:

  1. Анна говорит:

    Спасибо, Костя! Очень сильно, трагично и правдиво. Считаю, что об этом должно узнать как можно больше людей, копирую в свой блог.

  2. ksandr763 говорит:

    Был в Святске прошлым летом. Очень не по себе становится, видя и понимая, что там когдо то кипела жизнь, проводились ярмарки. Остались только заросли и асвыльт на центральных улицах, да пара домов-призраков. От церкви — только кирпичная арка главных ворот и несколько металических крестов во дворе.

  3. Boris говорит:

    Мне довелось быть в Святске только проездом, случайно-ехали на весёлую свадебку в другое село, и водитель заблудился, по-неопытности. Сразу возникла аналогия с Зоной из знаменитого романа братьев Стругацких «Пикник на обочине». Через час пол-деревни танцевали под нашу музыку, а в голове всё стояла эта «зона», где тускло светится в темноте «ведьмин студень» и висит «светящаяся паутина»… А до революции это было ярмарочное село, богатое, плотно населённое, многоязычное…
    Вот только не стоит жалеть о том, что люди покинули проклятое место-как говорил академик, нобелевский лауреат по физике Гинзбург-радиации мало не бывает. В чём мои земляки-новозыбковцы давно убедились. За последние годы трое только моих знакомых умерли от рака крови. А ведь в Святске плотность заражения выше новозыбковского. Наш край забыт, что нетрудно было предвидеть, ведь полумиллионный Брянск не задело, а Новозыбков… Электоральный мизер.

  4. ksandr763 говорит:

    Спасибо за картины. Очень интересно было посмотреть.

  5. S.L. говорит:

    Каждый совестливый и неравнодушный человек немедленно поймет, что до такого страну мог довести и довел именно Сталин!!! Если бы государственность в России, основывалось на демократических принципах, как в США, Германии или, например, Японии, — никогда бы этого не было.

    • Marafonec говорит:

      Конечно во всем и всегда виноват Сталин-Ленин-Брежнев-Маркс-Энгельс-коммуняки…
      Конечно, это ведь именно они приехали в Святск помародерничать. И в брошенную Припять тоже они приходили. Это все они. Было уже, слышали: «Призрак бродит по Европе…» А при «демократической» «государственной» России, этого ничего бы не было. Сейчас бы было о-го-го!!!
      S.L. Не врите хотя бы себе.
      Константин Федорович! Правильно. У нас из всего шоу устроят и доведут до абсурда любую проблему.

    • V.V. >>S.L. говорит:

      Г-н либераст, при чем здесь Сталин ? Это скорее олигархи 1917 и прочая демократическая сволочь, «задыхавшаяся» в тисках жестокого :) и жаждущая «свободы» от недостатка ума . Ленинская шайка авантюристов сменила массонов (Гучков, Милюков, Керенский и прочая ) и привела с собой губителей России во власть надолго .Именно при Ленине разрушена церковь ( ! ),произошли страшные расстрелы крестьянства, казачества, заложников. созданы концлагеря и раскручен режим геноцида народа российского (почитайте Мельгунова ) , а руками Сталина были повержены те ,кто творил и создавал эту мерзость и без Сталина страна распалась бы на куски (почитайте на досуге позиции Ленина и Cталина по национальному вопросу) . Трагедия в том , что не Сталин, а сосед доносил на соседа,ведь честные люди были в огромном числе ,много большем 30х годов, убиты в 20х . Не Cталин создал партию паразитов, разваливших страну .При Сталине чиновник дрожал и РАБОТАЛ .(A propo, почитайте ЖЗЛ 2010 Сталин )- (не уверен ,что поймете )Cталин — не идеальный , но идеальных и нет .Трагедия Чернобыля — это один из финальных аккордов развала страны аморальными «внучатами Ильича». А вот от японской трагедии Фукусимы как показала истина демократия не спасает .

  6. Николай говорит:

    >Четверть века — период полураспада самого активного и главного изотопа среди выброшенных из реактора четвертого блока, — радиоактивного цезия.
    Наверное это не принципиально, но период полураспада 137-го цезия — больше 30-ти лет…

    • voprak говорит:

      Период полураспада 137-го цезия — 30,17 года. Вы имели в виду, что не указаны 0,17 года?

      • Николай говорит:

        я имел в виду что четверть века это 25 лет, а период полураспада больше 30-ти

        • voprak говорит:

          Прошу прощения. Мне показалось, что Вы оспаривали «30 лет», заявляя, что на самом деле больше 30 лет. Виноват. Невнимательно прочел.

          • Николай говорит:

            (: Ну вопрос не принципиальный (в данном контексте), просто я, как физик, не смог устоять чтобы не поправить

  7. алексей говорит:

    да какая разнмца ,сколько времени распадается цезийи — самое главное , что человеческая память жива! вот мой хороший друг , он даже из москвы каждый год приезжает что бы побывать в Святске и на Радоницу ( на Святую Пасху неполучается) и на праздник Успения , на рабочем столе стоит фото церкви , а другая прихожанка нашего храма всегда стоит возле Распятия из Святска и фотография в церкви висит , да ведь каждый человек по своему хранит память о Святске …

    • Николай говорит:

      Ну может некоторым из тех, кто раз в год приезжает из Москвы, и нет разницы какой период полураспада у цезия, а для меня есть, хоть я тоже большую часть времени провожу в нерезиновой. От длительности периода полураспада зависит как скоро в этом городе можно будет жить. Так что это, пожалуй, один из самых важных вопросов. Ну, по крайней мере, на мой взгляд…

  8. алексей говорит:

    да нет уже святка — и смысл сказанного — что бы мы помнили , несли память через года и передали память своим детям . а вот эти все митинги и зрелища =- это все лишнее .

  9. Const говорит:

    В принципе, речь здесь идет в авторском смысле не столько о распаде радиоактивного элемента, сколько о распаде совсем другого рода. Если говорить о цезии137, то, действительно, я немного поторопился, но в принципе, его осталось гораздо меньше. Во-первых, цезий быстрорастворимый металл, поэтому его уносят паводковые и дождевые воды, во-вторых, вследствие эррозии почвы, его разносит ветром. так что если и осталась хотя бы четверть первоначального количества на данный период, то это будет ближе к истине, тем более был еще и короткоживущий Zs-134, так что плюс в суммарном исчислении все не так много. Можно сопоставить замеры зараженности почвы тогда и сейчас. Во всяком случае, по последним данным научных изысканий, опубликованным в последнем номере «Маяка», ныне эксперты сходятся во мнении, что отселение было преждевременной и неадекватной мерой борьбы с зараженностью, тем более проведенной через 4-5 лет после аварии, когда основная доза уже была получена. Только вот Святску и остальным «отселенцам»от этого не легче.

    • ksandr763 говорит:

      Все это демагогия. В белоруссии на териториях с заражением 15-40 кюри на километр, убыль населения составила 21% (интересно сколько у нас) так что период полураспада не самый важный показатель.

  10. Const говорит:

    Демагогия оперировать такими цифрами. 21% за 25 лет — это менее 1% в год. И это сравнимо с общероссийскими показателями. К примеру в Новозыбкове по ежегодно публикуемым данным умирает от 300 до 500 человек, и это в %% к числу жителей считайте сами. Данные же по смертности в наших Юго-Западных районах также ниже общероссийских. К тому же в селах сейчас остались почти одни старики и причина убыли далеко не «рентгены». Вот недавняя статья о состоянии здоровья в Брянской области: http://www.rg.ru/2011/04/28/reg-roscentr/radiaciya.html
    П.С. Хиросима, к примеру, сейчас город с наибольшей продолжительностью жизни в Японии.

  11. Boris говорит:

    Любой серьёзный учёный скажет, что вляние малых доз радиации на длительное время совершенно не изучен. Не одним цезием заражены земли Юго-запада. Статистика или закрыта, или её вовсе нет. То, что есть в открытом доступе ничего не определяет и не доказывает. По Белоруссии вообще достоверных сведений нет. Профессора гомельского универа, который эти данные попытался опубликовать, посадили на нары на 8 лет, после отсидки он эмигрировал. Смертность ничего не доказывает и не опровергает. Настоящие последствия, если они будут, произойдут на генетическом уровне, то есть, за «базар» ответим не мы, а наши внуки, правнуки и дальнейшие потомки.
    А отселение, во многом-распил бабла, это очевидно.

  12. Const говорит:

    В свое время мне довелось пообщаться с директором Новозыбковского филиала Ленинградского НИИ радиационной гигиены, заместителем директора головного учреждения и профессором Дмитрием Константиновичем Поповым, к сожалению, ныне уже покойным. Его в городе третировали, устраивали мелкие провокации, но он был уверен и убежден в том, что новозыбковцам и всем проживающим в зоне нужно платить, и много платить… но не за радиацию, а за психолохический стресс. Вообще он был легендарным человеком в некотором смысле. Например, участвовал в испытаниях ядерного оружия и лично осматривал воронки через несколько дней после взрывов. Умер от банальной пневмонии, не пошел просто вовремя к врачу… Похоронен в Новозыбкове. Его жена до сих пор живет в нашем городе.

  13. алиса витальевна говорит:

    Его супруга удивительная женщина, много в жизни повидала: пережила, будучи 9-летним ребенком, блокаду Ленинграда, была на «Маяке», когда там случилась авария, очень интересная умная женщина.Только не любит о себе рассказывать.Никогда не ходит на встречи со школьниками и студентами. Жаль.

  14. Татьяна говорит:

    Уважаемый Костя! На Ваших этюдах есть и наш дом! Можно ли его у Вас купить! Свяжитесь со мной или оставьте свои координаты. Живу на Украине Херсон т. дом 455265 моб.0502841120 скайп-tatyana.sergeevna2

  15. Тамара говорит:

    Здравствуйте, уважаемый Константин! Большое вам спасибо за статью, которую я нашла разыскивая, материал о Святске. Хочу обратиться к Вам с просьбой. Мне очень хочется узнать как можно больше о корнях моей семьи, дело в том, что моя мама родом из Святска, в 30-х годах её семья переехала в Беларусь. К сожалению она недавно умерла и мне хочется собрать как можно больше материала о её родине. Может вы мне поможете связаться с людьми, которые имеют старые фото этого села, в общем мне всё интересно. что связано с этим местом
    …. буду Вам очень признательна, с уважением Тамара .

  16. Тамара говорит:

    …мой электронный адрес spectrium@mail.ru

  17. алексей говорит:

    все у кого есть какая либо информация по святску или кто желает что либо узнать , связаться с бывшими односельчанами или побывать на родине- в святске пишите- aleksei_barsikov@mail.ru
    написана книга о святске — каменецким олегом (горев ) ежегодно приход рождественско — никольской церкви города новозыбкова , вместе со священником посещают святск на праздник успения- престольный для святска , также на радоницу совершаются панихиды на обоих кладбищах .пишите, приезжайте — ведь так радостно видеть людей у которых есть ПАМЯТЬ

  18. Варвара говорит:

    Какие потрясающие этюды! Я была в этом году в Новозыбковском р-не как один из руководителей фольклорной экспедиции. Историй про переселения слышала немало, и все они душераздирающие. А умирающее или уже умершее село в нашей средней полосе совсем не редкость. Например, деревня моего отца в Калужской области (бывший центр сельсовета) практически обезлюдела, все близлежащие — уже давно перестали существовать. Вот мой поэтический отзыв:

    Среди всех отражений мира
    Есть одно — достоверней всех:
    Там, где летом тепло и сыро,
    Где звенел беззаботный смех,
    Где склоняются ветки яблонь,
    Как и прежде, плодов полны,
    Где свистулькой щебечет зяблик,
    Отмечая приход весны,
    Где по-прежнему ждут ненастья
    Старый пруд и пустой покос,
    Где зима осыпает счастьем —
    Новым снегом стволы берез,
    Где сиреневых трав пригорки
    Полыхаю погожим днем,
    Там один на вечерней зорьке
    Смотрит вдаль опустевший дом…

    P.S.: на родине моего папы на месте всех исчезнувших домов цветет иван-чай…

  19. Александр говорит:

    Спасибо большое за статью — как будто снова окунулся в то счастливое время, когда Святск еще был жив. Узнал на картине «Снятые ворота» место где стоял наш дом. Может конечно ошибаюсь, но сердце подсказывает что это именно оно. Дом мы перевезли в Беларусь. С удовольствием бы купил эту картину у Вас, если это возможно. Церковь тоже очень узнаваема — кажется что узнал бы из тысячи. Очень жаль что так повернулась судьба…

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>