Забытый мастер пейзажа (материалы к биографии художника Бонифатия Сангурского)

Красота природы Брянщины всегда манила к себе творческих людей. С брянским краем в той или иной степени связана жизнь и деятельность таких известных в России личностей, как Ф.И.Тютчев, А.К.Толстой, В.В.Розанов, Л.Н.Толстой, И.С.Тургенев, А.А.Фет, Я.П.Полонский, Г.И.Успенский, И.Е.Репин, И.И.Шишкин, В.Е.Маковский, М.А.Врубель, М.И.Глинка, С.И.Танеев, В.С.Соловьёв, М.И.Блантер…

Однако, в истории русского искусства немало художников, чьё творчество незаслуженно забыто, известно сейчас лишь узкому кругу специалистов. Наш герой – человек из этой когорты, удивительной судьбы! В жизни чего только не бывает! Его судьба тесно переплетена с семьёй декабриста Давыдова, с братьями П.И.Чайковского — Модестом и Анатолием (да и сам Петр Ильич Чайковский — великий русский композитор — принимал самое деятельное участие в его судьбе, открыв талант художника), с городом Новозыбков и старообрядческим посадом Святск Суражского уезда Черниговской губернии (ныне — Новозыбковский район Брянской области), где живописец нашёл место вечного покоя. Речь в данной публикации пойдёт о Бонифации (Вонифатии) Матвеевиче Сангурском (1863-1927), 150 лет со дня рождения которого исполнилось 1 января 2014 года. Данный очерк призван, в значительной степени, восполнить имеющиеся разрозненные биографические сведения о художнике и собрать их воедино.

Бонифаций (Вонифатий) Матвеевич Сангурский родился 19 декабря 1863 года (1 января 1864 года – по новому стилю) в местечке Каменка Чигиринского уезда Киевской губернии (ныне — город Каменка Черкасской области Украины), в семье главного бухгалтера сахарного завода Матвея Тимофеевича Сангурского и его законной супруги Марии Амвросивой. 22 декабря 1863 года в Каменской Покровской церкви был крещен младенец Вонифантий. Таинство крещения совершил священник Амвросий Бинецкий с псаломщиком Трофимом Терицким. Но есть версия, что Бонифатий был внебрачным сыном владельца Каменки Николая Васильевича Давыдова (1826-1916). Любопытно, что своё Имя при Крещении мальчик получил строго по святцам. Был назван в честь Вонифатия /Внифантия/ Римского (Тарсийского) (III век — 14 мая 290) — раннехристианского мученика, Святого Православной, Католической и Армянской церквей, означающего от латинского – bonum — благо и fatum – рок. Оно имеет в русском языке многочисленные разночтения: это Бонифаций, Вонифатий, Вонифантий, разговорное – Вонифат, Внифантий – по-церковному.

Как известно, 1 января — День всенародного пьянства и тяжкого похмелья, головная боль для дежурных врачей и спасателей. Неспроста «широта» отмечания нашими соотечественниками Нового года легла в основу сюжета главного новогоднего фильма — «Иронии судьбы». Но удивительная вещь: по православному календарю на 1 января приходится день памяти мученика Вонифатия — святого, которому молятся… об избавлении от пьянства! Дату специально никто не подгадывал: день памяти мученика «попал» на первый день года благодаря тому, что большевики перевели страну на григорианский календарь в 1918 году (1).

Местечко Каменка, где родился наш герой, было основано в начале XVII ст. крестьянами-беглецами из Киевщины, Подолья, Полтавщины. Первое упоминание о городе датируется 1649 годом, когда польский король Ян Казимир передал Каменку вместе с другими населенными пунктами в наследственное владение Богдану Хмельницкому. Живописный городок в конце XVIII в. стал центром владений известной дворянской семьи Раевских-Давыдовых. Став одним из культурных центров юга России и центром бурной политической жизни, она превратилась также в одну из столиц декабристского движения. Здесь постоянно проводились тайные совещания декабристов, на которых обсуждались вопросы будущего устройства общества. В 1820-1822 гг. этот городок посещал А. С. Пушкин. Роскошная природа, гостеприимство семьи Раевских-Давыдовых способствовали творческому вдохновению поэта, именно здесь он написал несколько лирических стихотворений, вошедших в сокровищницу мировой литературы.

С 1865 по 1893 год в город ежегодно приезжал выдающийся русский композитор П. И. Чайковский. Каменка на протяжении 28 лет становится для него родным домом, местом, где рождались его бессмертные произведения: оперы «Евгений Онегин», «Мазепа», балет «Лебединое озеро», симфонии, увертюры, фортепианные концерты и пьесы. Сегодня дом, где жил композитор, входит в Каменский Государственный историко-культурный заповедник с литературно-мемориальным музеем А. С. Пушкина и П. И. Чайковского, открытие которого состоялось в далёком 1937 году.

До наших дней сохранились остатки старинного парка Давида, который ныне носит название парк им. Декабристов. На центральной аллее этого парка привлекают отлитые в бронзе фигуры руководителей Южного общества В.Л.Давыдова, П.И.Пестеля, С.И.Волконского, С.И.Муравьева-Апостола, М.П.Бестужева-Рюмина. Этот памятник декабристам в Каменке является одним из лучших образцов монументального искусства в Украине.

Самым древним памятником архитектуры города является грот, построенный в конце XVIII века, — любимое место отдыха гостей Каменки, в том числе А.Пушкина, П.Чайковского, декабристов. Украшением парка им. Декабристов является Зеленый домик и водяная мельница — памятник архитектуры начала XIX века. На базе этих памятников в 1995 году образован Каменский государственный историко-культурный заповедник.

Удивительно, что первые навыки в рисунке и живописи впечатлительный мальчуган постигал от окружающей его каменской природы: глядя на небо с плывущими по нему облаками, видел в них чудо-зверей и сказочных птиц, ощущал мир ярким и большим, как в детстве он видится в деталях, цветным и волшебным, любил смотреть на воду у каньона реки Тясмин, делая первые зарисовки местных полей самостоятельно. Он с детства что-то чертил на песке, затем на клочках бумаги рисовал карандашом. Его постоянно тянуло к рисованию, он непременно хотел рисовать!!! В 1879 году судьба предоставила мальчику шанс встретить человека, которого в дальнейшем будет благодарить и почитать всю свою жизнь.

Б.М.Сангурский. Портрет Петра Ильича Чайковского. КГИКЗ Таким человеком для Бонифация Сангурского стал Петр Ильич Чайковский. В 1880 году Сангурский напишет с натуры портрет композитора, в сорокалетнем возрасте. Сейчас оригинал портрета находится в экспозиции Каменского музея А.С.Пушкина и П.И.Чайковского. После встречи и работы над портретом П.И.Чайковского мечта стать художником не покидала юношу.

Биограф композитора Александр Николаевич Познанский в своей замечательной и наиболее открытой, полной для читателя книге «Петр Чайковский: биография» в томе втором указывает: «Даже в гостях у сестры [Александры Ильиничны Давыдовой (1842-1891) в Каменке – Прим. О.К.] композитор находил возможности покровительствовать местным мальчишкам. <…> В это же время композитор покровительствовал пятнадцатилетнему Бонифацию Сангурскому, сыну местных жителей, которого посылал учиться живописи в Москву, выдав денежное пособие — юноша отличался большими способностями к рисованию. 12 июня Петр Ильич писал брату: «Толичка, позволь тебе дать поручение. Побывай на Мясницкой в Училище живописи и ваяния, против почты, и узнай какие условия приема и есть ли пансионы? Дело в том, что старший сын Сангурского обнаруживает громадные способности и нужно будет поместить его туда»(2). Анатолий, вероятно, приложил усилия и устроил мальчика в училище. 16 сентября ему же: «Какой милый мальчик Бонифаций: он уже два раза писал отцу. <…> Он в высшей степени доволен, хвалит и обхождение, и еду и всю обстановку» (3).

Однако, затея оказалась дорогостоящей, и композитор обратился за содействием к «лучшему другу»: «Решаюсь обратиться к Вам, дорогой друг, с нижеследующей просьбой. Здесь, в Каменке, у одного из служащих в конторе оказался сын, мальчик лет пятнадцати с замечательным дарованием к живописи. Я решил, что было бы жестоко не дать ему средств учиться, и поэтому отправил в Москву и поручил Анатолию поместить его в Училище живописи и ваяния. Все это уже устроено, но, признаться сказать, содержание мальчика оказалось гораздо дороже, чем я думал. И вот мне пришло в голову просить Вас о следующем. Не найдется ли в Вашем доме какой-нибудь уголок, где бы мальчик этот мог жить, но, разумеется, так, чтобы за ним мог быть какой-нибудь присмотр. Нет ли какой-нибудь маленькой комнатки с кроватью, комодом и стулом, где бы он мог спать и заниматься, но так, чтобы, например, Ив[ан] Васильев[ич] хотя немножко бы следил за ним и руководил бы его? Мальчик нравственности самой безупречной, прилежен, добр, послушен, чистоплотен, ну, словом, действительно хороший мальчик, и я могу ручаться, что никогда никто на него не пожалуется. Что касается его прокормления, то это мне очень легко и удобно устроить» (4). Надежда Филаретовна просьбу отклонила, но со свойственными ей тактом и щедростью: «Что касается второго дела, о котором Вы пишете, друг мой, т. е. помещения юноши у меня в доме, я очень жалею, что не могу именно так исполнить этот проект, и скажу Вам почему. У меня в доме идут большие каменные работы по ремонту дома, присмотрщиком за ними кроме инженера поставлен Ив[ан] Васильевич], и ему поэтому невозможно уделить время на присмотр за мальчиком. Насчет самого помещения скажу Вам, что я сделала окончательное распоряжение, чтобы в доме никто не жил, и на это я была вынуждена тем, что когда я позволяла кому-нибудь занимать комнаты без меня, то, возвращаясь, я находила беспорядок, недочет каких-нибудь вещей, порчу их, и на все вопросы об этом всегда оказывалось, что это, вероятно, сделал тот или та, которым я позволяла жить в доме. <…> По всем этим причинам я надеюсь, милый друг мой, что Вы не упрекнете меня в эгоизме, если я не помещу у себя в доме молодого человека, а попрошу Вас усердно позволить мне принять участие в Вашем добром деле и дать квартиру юноше в виде тридцати рублей в месяц. Таким образом, его можно поместить в семейство и поручить присматривать за ним. Я надеюсь, что Вы не откажете мне в этом желании, милый друг мой. Я в таком случае напишу брату, чтобы он выдавал такую сумму ежемесячно или за два месяца, как Вы найдете лучше, и попрошу Вас указать мне, кому выдавать эту стипендию» (5). На это последовал ответ Чайковского 27 сентября: «Мне очень совестно перед Вами, милый друг мой! Зачем я просил Вас о моем протеже? Как я не догадался, что Вам неудобно будет поместить его в Вашем доме? Между тем чувствую, что Вам все-таки неприятно было отказывать в просьбе. Что касается субсидии, которую Вы ему предлагаете, то благодарю Вас от глубины души. Я, очень тронут Вашей бесконечной добротой и щедростью, но на сей раз не злоупотреблю готовностью, с которой Вы приходите на помощь всем нуждающимся. Дело в том, что мне удалось приютить теперь мальчика в очень хорошем семействе и за столь дешевую плату, что это меня нимало не тяготит. Еще раз благодарю Вас!» (6). Завершила эту тему реплика Надежды Филаретовны: «Мне очень, очень жаль, милый друг, что Вы не захотели дать мне участие в добром деле Вашем для мальчика-художника. Мне было бы очень приятно участвовать в этом» (7).

Петр Ильич продолжал оказывать юноше материальную помощь на протяжении его учебы. Впоследствии Бонифаций стал учителем рисования. Четыре его пейзажа, подаренные композитору, и поныне находятся в Государственном доме-музее П.И. Чайковского в Клину, в спальне композитора. Здесь же находится «Весенний пейзаж» художника Н.Д.Кузнецова и картина «Меланхолия», картина неизвестного художника, которая была подарена Петру Ильичу в 1888 году незнакомой женщиной в Берлине после концерта, в котором известным скрипачом А.Бродским была исполнена «Меланхолическая серенада». Что касается картин Бонифация Сангурского, гости Чайковского принимали эти холсты за дорогостоящую коллекцию классиков живописи, и удивлялись, что автор работ — их современник, не имеющий громкого имени…

Да, действительно, Петр Ильич Чайковский не гнался за «именами», не коллекционировал шедевры ни в подлинниках, ни в копиях, и ни одно из этих скромных полотен не было куплено за деньги на столичных вернисажах или аукционах… Их ценность – в другом — в теплоте человеческой благодарности. Все эти картины были подарены Чайковскому их авторами. Упоминается о Сангурском лишь однажды и в дневнике — 10 мая 1884 года: «Перед обедом приходил Вотя Сангурский с рисунками и этюдами» (8).

Российская академия живописи, ваяния и зодчества 2 сентября 1881 года Вонифатий Сангурский подаёт в Совет Московского Художественного общества Прошение, чтобы предварительно подвергнув его установленному испытанию, принять в число учеников Московского Училища Живописи, Ваяния и Зодчества (МУЖВЗ), в натурный класс. Некоторое время до этого, в подготовительный период, Вонифатий посещал занятия сначала в качестве вольного слушателя. Здание училища сохранилось в наши дни. Оно находится в Москве на улице Мясницкая дом № 21. Сейчас в нём располагается Российская Академия Живописи, Ваяния и Зодчества, руководимая И. С. Глазуновым…

Копия Временного Свидетельства Б.М.Сангурского из Личного дела МУЖВЗ.  РГАЛИ. Ф.680. О. 2. Д. 239.Л. 13. Годы учёбы в училище были плодотворными и радостными. За время обучения молодой художник хорошо овладел искусством классического рисунка, которое блестяще проявил в своих путевых и натурных карандашных набросках и зарисовках. Тонкий пейзажист и автор колоритных натюрмортов, Бонифатий Сангурский работал в классе В.Е.Маковского и И.Е.Репина, постигая основы композиции и совершенствуясь в живописи. Как видно из классных списков, хранящихся в фондах РГАЛИ, окончил курс наук в 1886/87 учебном году. 16 мая Совет преподавателей удостоил Бонифатия Сангурского Свидетельством на звания учителя рисования в гимназиях, а 31 мая это звание было утверждено. Документ этот был подписан членами Московского Художественного Общества, видными меценатами и деятелями русской культуры В.А.Дашковым, К.Т.Солдатёнковым, И.П.Машковым, П.М.Третьяковым. Завершил художественное образование талантливый художник в 23 года, в июне 1887 года, а диплом об окончании за № 846, из-за бюрократических препонов, получил только в июне 1895 года.

После окончания родной «alma mater» [латин. буквально – «кормящая мать»; старинное студенческое название университета (дающего «духовную пищу») — Прим.О.К] Бонифатий Сангурский стал учителем рисования. Преподавал в начале в двухклассном городском училище г. Бар Подольской губернии, занимая должность учителя черчения, чистописания и рисования, какое-то время жил в Крыму. Здесь он много работал, писал картины как маринист, а затем, как свидетельствуют документы Российского Государственного Исторического Архива (г. Санкт-Петербург), к 43 годам жизни, в чине губернского секретаря [чиновника 12 класса –Прим.О.К.], с 13 июня 1907 года поступает на службу в Новозыбковскую женскую гимназию Черниговской губернии, учителем рисования.

Новозыбковская женская гимназия (открытка начала XX в.) Во время работы в Новозыбковской женской гимназии Вонифатий Матвеевич встретил и свою будущую жену – Елизавету Михайловну (урождённую Рубец), которая работала в женской гимназии г. Новозыбкова с 1903 года, преподавала Арифметику и была классной надзирательницей. Русакова Антонина Олимпиевна и Волкова Пелагея Ивановна, окончившие гимназию в 1914 году, вспоминали, что в обучении было много механического заучивания, зубрёжки. Большинство преподавателей к своим обязанностям относились формально. Правда, были счастливые исключения. Преподаватели Борейша Ольга Михайловна, Доброволенко Николай Максимович, Елизавета Михайловна Рубец и Сангурский Вонифатий Матвеевич оставили светлую память о себе: они больше внимания уделяли развитию учащихся, подготовке гимназисток к различным видам деятельности, более чутко и внимательно относились к ним.

Выпуск основного класса Новозыбковской женской гимназии за  1913 год. МГУК Новозыбковский краеведческий музей В гимназии в то время работало 16 учителей, 7 классных надзирательниц, начальница, Председатель педагогического совета, законоучитель. Почётным попечителем была княгиня М.П.Долгорукова. В учебный план гимназии включались: Закон Божий, русский язык с церковнославянским, латинский, греческий, немецкий и французский языки, математика с физикой, математика, естествознание, география, история. Помимо обучения в гимназии основное внимание уделялось внешнему виду, манерам гимназисток, их умению вести себя в обществе, делать реверансы, танцевать. С этой целью ежедневно на большой перемене устраивались танцы, которым их обучал учитель танцев. Два раза в год гимназисток приглашали на вечера-балы в реальное училище, в котором учились мальчики.

Гимназистки посещали хоровой кружок, рисовали, занимались рукоделием. Практиковались экскурсии – исторические, географические, природоведческие. В женской гимназии обучалось в шестнадцати классах 635 гимназисток, основном дети богатых, но за особые успехи в учёбе и примерное поведение незначительная часть гимназисток из бедных семей освобождались от платы за обучение. Это оформлялось решением педагогического совета гимназии и Попечительского совета. Плата за обучение составляла от 40 до 70 рублей в год (9).

По 1916 год В.М.Сангурский вёл уроки рисования в городской Новозыбковской женской гимназии и состоял в чине коллежского асессора [чиновника 8 класса, сродни по военному званию, чин капитана — Прим. О.К.]. После революции вместе с женой переезжает в посад Святск Суражского уезда Черниговской губернии и учительствует в местной Святской школе. Он устраивал передвижные выставки своих работ, грузил картины на телеги со специальными щитами и ездил по соседним сёлам. Умер художник в 1926 или 1927 году и был похоронен на мещанском (Новом) кладбище села Святск. Елизавета Михайловна Сангурская становится завучем школы, но преподаёт в младших классах арифметику. По воспоминаниям жителей Святска о Елизавете Михайловне и по её фото среди учителей Святской школы на встрече с прославленным земляком-орденоносцем Д.А.Драгунским (февраль 1939 года) видно, что её образ привлекал внимание своим благородством и интеллигентностью. В ней чувствовалась какая-то дворянская стать, сочетающая с мягким и в тоже время строгим взглядом, сдержанностью в движениях, умении скромно, но со вкусом одеваться, но самое главное доброй улыбкой к окружающим.

Своих детей у четы Сангурских не было. Всю свою любовь Елизавета Михайловна отдавала своим ученикам, да любимой белой болонке, с которой прогуливалась по центру Святска, чем-то напоминая чеховскую Даму с собачкой. Елизавета Михайловна пережила своего мужа на 17 лет, скончалась в Святске 1943 году, после освобождения села от немецко-фашистских оккупантов, где-то в октябре-ноябре месяце и была похоронена рядом с супругом. Могилы четы Сангурских сохранились до наших дней.

В конце 1960-х годов в Киеве в музее русского искусства прошла выставка картин Б.Сангурского, посвящённая его памяти, делался запрос и в Новозыбков, где в частных коллекциях семьи Пироговых из Святска и знаменитого краеведа А.Г.Кублицкого сохранялись его работы. Картина Б.Сангурского «Крымский пейзаж», конец XIX века, из коллекции А.Г.Кублицкого, 24 сентября 2004 года была продана на аукционе антикварного Дома «Гелос».

Имя определяет судьбу. Сегодня о творчестве Вонифатия Матвеевича Сангурского — талантливейшего художника, работы которого залиты светом и ликованием (в них столько солнца и тепла, воздуха, нежности и любви к родной природе!) — основательно позабыто. Впрочем, он из скромности и сам не очень-то распространялся, не гнался за славой… Он никогда не был богатым и не стремился заработать на своих произведениях. Художник живёт и будет жить, пока живы его полотна!!! Однако наша святая обязанность потомков – помнить и отдавать должное деятелям прошлого…

Список использованной литературы и источников, принятые сокращения

См. также:

17 комментариев:

  1. Anna Дмитроченко говорит:

    Олег, спасибо Вам большое за очень интересную статью о художнике! Чувствуется, что Вы проделали огромную работу, чтобы найти этот материал и рассказать о Бонифации Сангурском всем читателям.
    Жаль, конечно, что сиюминутные проблемы отвлекают нас от истинных ценностей!..

  2. Олег Каменецкий говорит:

    Анна Петровна! Сердечно благодарю Вас за тёплые слова и поддержку. Имя Бонифация (Вонифатия) Матвеевича Сангурского, являлось и является гордостью Новозыбковской земли. Я в свою очередь продолжу краеведческие изыскания, связанные с жизнью и творчеством этого незаслуженно забытого художника. Ещё раз, благодарю Вас!

  3. Const говорит:

    Олег, Вы все-таки успели опубликовать материал к юбилейной дате, за что Вам большой респект от меня. Насчет выставки в Киевском муззе сведения сохранились только косвенные со слов А.Г.Кублицкого. Эту часть нужно еще уточнить и подтвердить документально. И нужно искать еще его картины. В Новозыбкове, к сожалению, ни одной его работы в настоящее время не сохранилось. Будем надеяться, что эта публикация поможет в дальнейших поисках. Желаю успехов.

    • Олег Каменецкий говорит:

      Константин Федорович, благодарствую за поддержку, за комментарий, будем искать!!! Кто ищет, тот всегда найдёт!!!

  4. Const говорит:

    Олег, загляните на свою почту, у меня предложение, от которого трудно отказаться.

  5. Юлия Малашенко говорит:

    Олег, признательна за публикацию! В жизни Бонифатия Сангурского удивительным образом пересеклись страницы истории города Клина и села Святск. Мои прародители из Клина, я время от времени приезжаю в Дом-музей П. И. Чайковского. Людей на экскурсиях всегда много. Много экскурсантов из дальнего зарубежья. Я думаю, если в музее под картинами Бонифатия Матвеевича появятся пояснительные записи, и экскурсоводы будут несколько слов о них говорить, то вероятность успешного поиска других картин увеличится.

  6. Олег Каменецкий говорит:

    Юлия Юрьевна! Сердечно благодарю за интересную идею!!! За Ваш комментарий и ценные указания на предварительном этапе работы над статьёй. С уважением, автор.

  7. ИРИНА говорит:

    Олег, конечно, молодец, очень увлеченный, творческий человек! Наверно только благодаря таким людям поддерживается и преумножается наша история и краеведение. В статье очень много биографических данных, понятно, что автор приложил немало сил, чтобы откопать эти сведения, систематизировать их и написать эту замечательную статью! А если бы еще и экскурсоводы в Клину подробнее останавливали наше внимание на картинах именно потому, что эти картины — не просто украшение интерьера, а являются частичкой биографии семьи Чайковских. Спасибо!

  8. Уважаемый Олег Григорьевич !
    С огромным удовольствием прочитали Вашу статью

    » Забытый мастер пейзажа» (Материалы к биографии Бонифация Сангурского).
    Мы не только довольны, мы счастливы. Статья действительно замечательная,
    содержательна и глубокая. Огромное спасибо Вам за нее, за добрую память,
    за ту кропотливую работу, которую Вы проделали. А еще низкий поклон Вам и
    за Сангурского, и за нашу Каменку, за то, что смогли лишний раз напомнить людям
    об ее замечательной истории .
    Рада, что мои коллеги в чем-то помогли Вам и Вы это цените.
    Очень жаль, что упущено время и мы не можем отыскать изображение
    Бонифация Сангурского. Но я почему то уверена, что оно Вам попадется.
    Так часто бывает: материалы идут сами к исследователю.
    Будем рады видеть Вас в Каменке.У нас замечательный маленький уютный
    городок, интересные, ухоженные музеи . Стараемся проводить интересные
    экскурсии и другие формы работы.
    С глубоким уважением и благодарностью Г.Таран
    от имени Л.И.Туренко, сотрудников заповедника

  9. Олег Каменецкий говорит:

    Галина Михайловна! Низкий Вам поклон и огромная благодарность за содержательный, интересный отзыв о моей работе. С уважением, автор.

  10. Кочергина Марина Викторовна, Кочергин Ярослав - исследователи истории старообрядчества говорит:

    Дорогой Олег Григорьевич! От всего сердца поздравляем Вас с замечательной статьей — итогом долгих архивных, музейных и литературных изысканий, опросов местных жителей. Так уж получается, что по крупицам собирается прекрасное исследование о творчестве ученика Маковского и Репина. За это Вам огромное спасибо. Вы провели ту работу, которую должны были сделать местные исследователи, сотрудники Новозыбковского краеведческого музея. Этот музей мог бы стать удивительным собранием, но закрытость его руководства, отсутствие работы с исследователями, не умение пропагандировать свои коллекции привело к потери исторической и художественной памяти у жителей. Восстановленное Вами имя художника Вонифатия Сангурского должно побудить руководство города к созданию картинной галереи его имени, к поиску картин его кисти, к восстановлению места его захоронения в Святске.

  11. Юлия Малашенко говорит:

    Уважаемая Марина Викторовна, скажите, пожалйста, из чего Вы сделали вывод, что неумение вести работу краеведческого музея «привело к потери исторической и художественной памяти у жителей»? На мой взгляд, историческая и художественная память у жителей города была, есть и будет, вне зависимости ни от чего.
    В частности, тому доказательство сам «Ретроскоп», на котором мы с Вами благополучно дебатируем, блоги Анны Дмитроченко, Константина Попова, весь сайт «Новозыбков.ру». Конечно, читать исследовательские статьи с фотографиями из краеведческого музея было бы тоже интересно.

  12. Кочергина Марина Викторовна говорит:

    Уважаемая Юлия! На протяжении более 30 лет я занимаюсь исследованиями истории и культуры старообрядчества. Езжу по сей России и особенно люблю Новозыбков. Первый раз побывала в нем в 1972 году.Почти все это время преподаю. У меня много студентов как среди ссузов, так и вузов Брянска и Брянской области. Большинство из них жители юго-западных районов. Практически никто не знает ничего о старообрядчестве. Говоря о Новозыбкове они могут произнести (дословно) : «Ну да, были старообрядцы. В городе есть музей, но я там был 1 раз, в школе водили. А церкви — есть — синяя,и которая на речке стоит.Ну еще есть рядом со стадионом… А вообще там радиация, но сейчас ее плохо платят»… Прекрасно, что есть «Ретроскоп», есть такие как К.Ф. Попов, Анна Дмитроченко, Олег Каменецкий, А. Белас. Вы интересуетесь историей города. Но этих людей мало. Молодежь уезжает из города, теряется связь поколений. Это и есть потеря исторической памяти.

  13. Ирина говорит:

    Олег — очень глубокий, вдумчивый человек и это отчетливо видно по его работе. Восхищает глубина, проведенного исследования, прекрасный язык, четкость изложения материала. Каждая строчка пронизана любовью к своей малой родине и людям, когда-то жившим или живущим сейчас на ней. К сожалению, в наше сумасшедшее время такие авторы и такие статьи — большая редкость.

  14. Мария Муравьева говорит:

    Очень интересная статья, побольше бы таких материалов. Вовлекаясь в суету и ужас повседневности, люди забывают о вечности, в которой красота и смысл жизни. Думаю, что есть еще немало такого, о чем незаслуженно забыто и надо бы вспомнить. Вдруг и на книгу наберется, Олег? Успехов и удачи.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>